То, что в памяти сберег

Виктория Бахерт - о путешествии в Антарктиду

Помню, еще в студенческие годы на семинарах по истории искусства меня особенно привлекала жизнь тех художников, творчество которых было связано с военными походами, морскими, археологическими экспедициями, путешествиям, таких как В. Верещагин, К. Коровин, Э. Делакруа, Р. Кент…

В значительной степени мне удается воплощать в своей жизни такие идеалы. В составе клуба «Victoria Artis» я объездила деревни Ленинградкой области, еще хранящие элементы традиционного быта славянских и финно-угорских народностей. В 2012 г.  вместе с художниками клуба совершили поездку на Приполярный Урал в Национальный парк «Югыд Ва».

Во время пленэра по Гдовскому уезду познакомилась с начальником базы научно-экспедиционного флота института Арктики и Антарктики Сошниковым Аркадием Михайловичем. Эта встреча послужила началом моего знакомства с миром полярников. Через год с начальником Российской Антарктической Экспедиции Лукиным Валерием Владимировичем обговорила условия и цель моей поездки.

В декабре 2012 г. на самолете я отправилась в Антарктиду на русскую научную станцию Беллинсгузен, что расположена на острове Ватерлоо (Кинг Джородж) – оконечность   архипелага Южных Шетландских островов, самая близкая точка к  Южной Америке. Новый 2013 год я уже встречала в теплой компании 57 Российской экспедиции и сотрудников чилийской станции «Фрей», что находится по соседству. В Антарктиду я попала в «разгар» антарктического лета. В самые теплые дни температура воздуха не превышала 10 С. Признаюсь, что до этой поездки я и не подозревала, что Южный полюс намного холоднее Северного. Полярная станция Беллинсгаузен находится на 62 гр.  12 мин. Южной широты. В северном полушарии с такой широтой примерно можно соотнести Приполярный Урал. Однако, в отличие от разнообразной многоцветной растительности Северного Приполярья, местный ландшафт представляет собой серую каменистую почву, зеленые островки мхов и лишайников, а солнечные дни добавляют в эту сдержанную палитру необычайно синий цвет воды и неба. Уникальный животный мир Южного полюса связан с океаном – единственной кормовой базой: пингвины и тюлени, питающиеся крилем и рыбой; поморники и альбатросы, питающиеся рыбой и, увы, пингвинятами. Наземных животных здесь нет. Но сколько удивительного и неожиданного таит в себе антарктическая природа!

Снег, как чистое зеркало отражает все нюансы вечернего, утреннего освещения, днем подобно линзе преломляет свет в бирюзовое свечение. С приближением середины лета природа начинает меняться. На белоснежных склонах появляются зеленые и красные полосы, словно следы, оставленные гигантской кистью. Никак не могла понять, что это? Оказалось, это цветение снега! В скором времени из-под белой земной поверхности начинают появляться хризолитовые воды талой воды и горных озер. Между российской и чилийскими станциями, зимой практически сливающимися в одну, побежит мощный и веселый труднопроходимый ручей, наполненный красными букашечками – дафниями. Так что к весенне-летнему чаепитию здесь обязательно прилагается закуска из планктона - водяных блох. Ничего не поделаешь. По преимуществу облачное небо не сразу позволило мне заметить, что солнце двигается по небосводу в обратную сторону. Только через месяц я поймала себя на том, что во время этюда  все время разворачиваюсь за солнцем вместе с этюдником через левое плечо. Месяц убывает и растет в обратном направлении. В редкие безоблачные ночи в небе открывается совсем другая часть космоса, незнакомая.

Мое впечатление о человеческих взаимоотношениях – это, прежде всего,  бережное отношение друг к другу (не смотря на иногда возникающие шероховатости), что в суровых условиях особенно ценно. И это не только в пределах одной станции, но и между всеми исследовательскими базами, расположенными на острове, а их здесь более десяти: Чилийские, Уругвайская, Аргентинская, Корейская, Китайская, а также сезонные станции других стран. Тут существует негласная договоренность помогать друг другу знаниями, техникой - всем возможным. Начальнику нашей станции Олегу Сахарову могли позвонить в любое время суток, и он тут же отправлялся на помощь.  Случалось, и нам было не обойтись без помощи соседей. Ученые разных стран плотно сотрудничают друг с другом в процессе проведения исследований. На российскую станцию очень часто приезжают ученые из других стран. Одновременно со мной на Беллинсгаузен прибыли немецкие орнитолог из Йены – профессор и студенты. Затем приехали болгарские бриологи (бриология – наука о мхах) и испанские гляциологи, исследователи льда. Большинство сотрудников станции, независимо от рода деятельности, осуществляемой ими на станции, люди с высшим образованием. И здесь заведено такое правило: каждую пятницу кто-нибудь из полярников проводит лекцию. Однажды русская гостья с соседней чилийской станции Марина Степанова – профессор физики, «бриллиант» физики, как ее называют в Чили, читала нам лекцию о полярных сияниях. Очень интересно и познавательно.

Мне со своими творческими планами вписаться в ритм научной станции было нелегко. Но спасибо Олегу Сахарову и всем полярникам нашей станции, которые во всем возможном шли навстречу, во всем помогали. Однако с некоторыми трудностями приходилось сталкиваться. Например, на остров Ардли – место колоний пингвинов, пройти можно было только по косе, которая обнажалась только во время отлива всего лишь на несколько часов в течение 3 - 4 дней раз в месяц. В другое время на остров можно было попасть только на лодке. Приходилось все время следить за календарем отливов, графиком работы лодки, прогнозом погоды. Трудно было добираться к выбранным пейзажам по рыхлому снегу и холмам с этюдником в непродуваемом комбинизоне и сапогах 45 размера. Большие неудобства создавал ветер - частенько опрокидывал этюдник с холстом. Однажды опрокинул и меня. Дунул с такой силой, что я перевернулась через голову. Еще дополнительную трудность создавали поморники. Нельзя было на пять минут без присмотра оставить палитру. Тут же склевывали красные краски. Воровали всякую мелочь: очки, перчатки. Как-то на острове Ардли оставили меня без обеда. Не только стащили у меня из-под носа тормозок, но и умудрились его по-тихому съесть у меня под носом. А я не о чем не ведала, пока другую пару хищных птиц не привлек этот милый бивуак. У птиц начался оживленный спор. Не сразу до меня дошло, что спор  идет из-за моих бутербродов… Поморники не только искусные воришки, но, вообще, очень умные птицы. Полярники их ласково называют «собаками», потому что они охотно идут на контакт с человеком, выпрашивают еду, задираются…

На острове Ватерлоо состоялась первая выставка моих антарктических работ на празднике в честь дня рождения станции Беллинсгаузен. Я смогла представить около 20 работ. Зрителями были гости со всех близлежащих станций. Во время этой выставки я, пожалуй, впервые поняла насколько неравнодушно и с каким пониманием эти сильные и мужественные люди относятся к искусству. Эта была та ценная для художника ситуация, когда зритель становится соавтором картины.

Участие художника в научных экспедициях в качестве иллюстратора событий и научных открытий – исторически сложившаяся традиция, существовавшая вплоть до середины 20 века. Еще одна давняя традиция –русские первопроходцы  при освоении новых земель отмечали форпосты на самых дальних открытых или завоеванных рубежах строительством церквей. Антарктида была открыта русскими учеными Беллинсгаузеном и Лазаревым. И вполне закономерно, что на Антарктическом материке пусть и два столетия спустя, появилась православная церковь, построенный в стиле русского деревянного зодчества - церковь Святой Троицы, являющаяся приходом Троице-Сергиевой Лавры.

В первой русской антарктической экспедиции (1819 – 1821 гг.) участвовал художник П.  Михайлов, в задачи которого входило зарисовывать вновь открытые острова, виды городов и поселений, изображать образцы флоры и фауны, «чтобы все представляемое было верным изображением видимого».

По возвращении из Антарктиды в Санкт-Петербург я успела попасть на выставку по рисункам художника Михайлова, которая проходила в Михайловском замке. Необычно было на другом конце Земли в рисунках 200-летней давности узнавать те далекие и уже ставшие родными антарктические пейзажи

ССЫЛКИ ПАРТНЕРОВ