То, что в памяти сберег

Галина Смирнова - "Посвящение Э.В.Козлову"

Странна штука – судьба. Учились в одном институте, а встретились, когда я была на 5 курсе. Энгельс пришел на 4 курс в нашу мастерскую под руководством Юрия Михайловича Непринцева. Впервые я увидела его высокого, худощавого, с черными кудрявыми волосами у окна в коридоре, напротив нашей мастерской. Рядом стояли однокурсники, все курили. Я вспомнила сон, который приснился мне в 1949 году в ночь на 1 января, я запомнила его на всю жизнь. Огромная лестница поднимается в гору, над ней все залито солнцем, яркий свет слепит глаза. Справа стоит высокий молодой человек в темном костюме и подает мне руку. Я поднимаюсь по летнице, держась за его руку. Силуэт, фигура были очень похожи на Энгельса.

В том 1949-м я с отличием закончила Костромское художественное училище и поехала поступать в Ленинград в Академию художеств, конкурс был 3 человека на место. Среди поступающих были фронтовики, но меньше, чем в предыдущие годы. На живописный факультет поступили четыре девчонки, в том числе и я. Были ребята из разных советских республик и из зарубежных стран. Началась учеба, у меня была хорошая подготовка: в Костромском училище вел рисунок окончивший Академию художеств Михаил Сергеевич Колесов, а живопись – художник Николай Петрович Шлейн, уже пожилой, учившийся вместе с Валентином Александровичем Серовым. Они вместе писали портрет Горького на Капри.

Учеба у меня шла отлично: после первого курса были пятерки, а на четвертом я получила повышенную стипендию. Этой стипендии было вполне достаточно для жизни, и маме уже не нужно было присылать мне деньги.

Ю.М.Непринцев вел 4-й и 5-й курсы в своей мастерской. Все студенты работали вместе и видели работы друг друга. Больше всего мне понравились работы Энгельса Козлова. Он писал быстро, уверенно и очень живописно. Его работы отличались смелостью, мастерством и законченностью. Он был очень открыт, доброжелателен и весел. Я видела, что ребята уважают его. Никаких особых проявлений симпатии ко мне он не выражал, и мы довольно мало общались. Объяснение в любви было неожиданным. Однажды в мастерской во время перерыва я была одна, чистила палитру. Вошел Энгельс, подошел ко мне, обнял своими сильными красивыми руками, поцеловал и сказал: «Выходи за меня замуж!». С тех пор мы стали общаться, разговаривать, вечерами гуляли по набережной у Невы. Я узнавала его, он – меня. В 1955 году я написала диплом на тему революции «Накануне Октября», защитилась отлично. В подарок от Энгельса получила большой букет белой сирени. Через 3 дня после защиты мы уехали в Кострому за маминым благословением. Погода была чудная, мы загорали и купались, метрах в 20 от маминого дома текла могучая река Волга. Долго задержаться в Костроме Энгельс не мог – надо было собирать материала для диплома. Энгельс уехал в Ленинград, и мы встретились только в начале октября к началу занятий в Академии художеств.

Смотрины со стороны родных Гели (это было «домашнее» имя Энгельса, потом его так называли все друзья, родные и я) были весной. Из Сыктывкара приехал двоюродный брат Энгельса – Иван Васильевич Козлов. Мы встретились в ресторане гостиницы «Октябрьская», я ему понравилась, и он успокоил родных в Сыктывкаре. 5 октября 1955 года мы заключили брак. Со стороны Гели свидетелем был его друг Алексей Лазыкин, с моей – сестра Тоня Михайлова. Свадьба была скромной, гостей не было. Мы вчетвером выпили за наше счастье в ресторане «Астория», после, захватив бутылку шампанского, пошли отмечать это событие к моей тете Екатерине Николаевне Михайловой. Наши 52 года совместной жизни пролетели как один день… С самого начала мы с Гелей решили, что все должно быть подчинено творчеству, главное – служить ему всеми силами. Энгельсу это удалось, я думаю, что он полностью смог реализовать свой талант и был счастлив. А мой сон сбылся… Защитив дипломную работу «Будет жить» в 1956 году, Энгельс был сразу принят в Союз ленинградских художников. Эта картина сейчас находится в музее Академии художества. Работа была написана в благодарность врачам, которые поставили его на ноги. Его руки освободились от костылей, и он смог писать.

Энгельс написал много серьезных монументальных картин, ставших сейчас историческими. Всеобщее признание и успех получила его картина «Черное золото», которая сейчас храниться в Русском музее. Многие работы – это отражения напряженного труда народа нашей страны. Он писал портреты нефтяников и шахтеров, геологов и ученых, он понимал значение работы этих людей. Энгельс часто ездил в родную республику Коми, где брал сюжеты для своих полотен. Из многочисленных поездок на буровые, угольные месторождения Коми Энгельс возвращался с большим количеством живописных работ. Писал портреты тех, кого считал главными кормильцами нашего народа. Страна вставала на ноги после Великой Отечественной войны, и этот подъем чувствовался во всем. Такие картины как «Черное золото», «Нефтяники Печоры», «Вахта начинается», « В шахтеры», «Лампочка Ильича» раньше не писал никто из художников.

Его портреты, которые находятся в Национальной галерее Республики Коми, - «Портрет машиниста-шахтера», «Портрет Селюгина крепильщика», «Портрет Шашкова», «Портрет профессора В.И.Лыткина», «Портрет рыбака Фатея Носова», «Портрет бурового мастера В.А.Захарова», «Портрет Народной артистки Коми АССР Чусовой», - эти портреты и многие другие написаны во время поездок на Родину в Коми. И там он собирал натурный материал для своих будущих картин. Писал пейзажи и искал образы для своих героев. Персональные выставки очень хорошо и глубоко представляют творчество каждого художника. Большим счастьем была выставка, организованная на восьмидесятилетие Энгельса Васильевича в Сыктывкаре в Национальной галерее Республики Коми, которую он не смог посетить из-за болезни, но он видел, как его работы встречались людьми, посетившими ее, заснятых на кассетах и снимках. И знал отзывы об этой выставке.

После окончания Академии художеств большим подспорьем для самостоятельной работы был прием Энгельса в творческую мастерскую профессора Виктора Михайловича Орешникова. Эти три года, с 1961-го по 1963-й, очень помогли в творчестве: была мастерская, где можно было написать картины любого размера. В ней работало пять человек, окончивших Институт им. Репина, в их числе и Энгельс. Мастерская обеспечивала красками, холстами, командировками для сбора материала для картин.

Здесь Энгельс написал картины «Судоремонтники» и «Скоро экзамены», о молодых рабочих Канонерского завода, учащихся школы рабочей молодежи, и главную картину - «Родная земля» - память о павших в войне Великой Отечественной, и вариант этой темы - картина «Под белами березами». Эти картины участвовали на всесоюзных выставках.

В 1963 году мы на двоих получили большую мастерскую на Черной речке. Она была прекрасна. Высота 7 метров и размер 65 кв.м., построена была при участии Союза художников. Здесь и были написаны нами все работы до 1976 года. Здесь Энгельс прошагал километры, исполняя все свои большие картины. В 1976 году мы получили квартиру в мастерской на Петровской набережной. Здесь было написано все до самого конца.

Последней памятью Энгельсу о его работах была организована персональная выставка на Мойке, 100 в галерее «Петербургский художник». Выставка была открыта с 18 декабря 2008-го по 12 апреля 2009 года. Он очень хотел эту выставки, но, к сожалению не дожил…

ССЫЛКИ ПАРТНЕРОВ